?

Log in

No account? Create an account
 
 
13 November 2009 @ 06:04 pm
О фильме "Царь".  
Это не тот фильм, по которому школьники должны изучать историю просто потому, что он для другого снимался. Он вообще не для школьников. Квазиисторический треш для подростков – это «1612» с единорогами, авантюрами и гишпанскими кабальеро. Более того, «Царя» будет сложно смотреть даже просто тем, кто совсем далек от духовной жизни, от христианских понятий и представлений. Потому что «Царь» - это не фильм-биография или историческая реконструкция, не антитоталитарная сказка. Это философский фильм-притча о христианской вере, об истинном и ложном ее понимании. Мы ведь не ищем точного исторического соответствия персонажам и биографиям шекспировского «Гамлета» или, например, «Марии Стюарт», потому что главное в подобных произведениях архетипичность персонажей, а не их историчность. Архетип – наложенный на определенного персонажа знаковый образ, понятный и актуальный для представителей любой культуры в любую эпоху. Кстати, этим объясняется неосвещенность многих сторон правления Иоанна Васильевича. Ведь тогда бы произошло размывание четкого фокуса картины, который находится именно на религии, а не на политике, экономике или чем-то еще.

Фигуры в историческом контексте выбраны вполне подходящие: причисленный к лику святых митрополит московский Филипп, при этом прозванный за ум и открытость русским Да Винчи, и царь Иоанн Васильевич, известный сочетанием приступов нарочитой набожности с приступами бессмысленной жестокости. В сохранившейся переписке Грозного с современниками(например королевой Елизаветой и князем Курбским) сквозит именно та религиозность, которая присуща и лунгинско-мамоновскому Иоанну. То есть, царь сыплет цитатами и образами из священных текстов, упирает на свою ничтожность и постоянно ссылается на божественный авторитет в своих решениях. Мол, это не я, это воля Божия. Однако многие черты его речи позволяют предположить, что Грозный осознает лицемерие собственных слов и придают изречениям иронически-юродивый оттенок. По словам самого Лунгина, главным конфликтом картины является противостояние не просто Иоанна и Филиппа, но святости и лже-святости. Столкновение этих двух типов русского религиозного сознания мы уже видели, например, в «Братьях Карамазовых» Достоевского. Помните старца Зосиму и отца Ферапонта? Именно их тени легли на образы Филиппа и Грозного из фильма Лунгина. Религиозный мыслитель В.В. Розанов называл эти два полюса христианства «проклинающим» и «благословляющим» или «голгофским» и «вифлеемским», имея в виду, что для первого характерно тяготение к смерти, страданиям и скорбям, постоянные упоминания Страшного суда и геенны огненной, а для второго – всепрощение, спокойствие и любовь. Грозный – флагеллянт, облеченный высшей властью, заставляющий подданных искупать грехи на земле. Как помазанник Божий он уверен в своем предназначении исполнять волю Господа по части карания своих врагов, а значит и богоотступников. Что наиболее ужасно и, кстати, наиболее актуально в этом образе – Грозный абсолютно искренен в своей извращенной вере.
«Для царя один грех-когда город сдан»
«Как человек я грешен, как царь –праведен!»

Эти две фразы разделяет около часа киновремени, но они, как железные скобы, скрепляют образ искреннейшей веры в богоугодность дел, творимых тяжелой царской рукой.

Он просит у Господа знамения, как благодарности за свое усердие, как подтверждение своей правоты. Вера его дерзка – он желает знамения ощутимого, громкого, яркого. «Не бойся Страшного Суда, ты сам нас всех спасешь! Молнии – плеть в руке твоей, государь!» - искушает царя шут. И с каким удовольствием царь искушается!

Истинная же святость – смиренна и тиха, она не требует немедленного совершения чуда и не бьется в разрушительной истерике, если оно не свершилось. Именно незаметная светлая вера Филиппа, а не показное юродство Иоанна в конце концов заслуживают божественного внимания - благодати. Радует, что Лунгин смог обойтись без какой-либо мистики. Даже призраки казненных, мучающие по ночам царя, показаны не с помощью актеров в мертвецком гриме, а изображаются самим Мамоновым. Показанные в фильме чудеса происходят безо всяких спецэффектов, так тихо и естественно, как и должны происходить в христианстве. Просто подплыла икона, и рухнул мост под поляками, просто молился заключенный митрополит, и распались сами по себе оковы.
Грозный чувствует и понимает это где-то в глубине и искренне мучается, но он просто не может перебороть себя. Насильно загоняя себя в состояние смирения, он не отказывается от гордыни, внутреннего убеждения в своей правоте и потому выглядит неестественным, что понимает и он сам, и проницательный Филипп. Безуспешные попытки стать агнцем сменяются демонстрацией волчьей власти. Каин всегда остается Каином. Устранение «врагов», в том числе и главного «идейного оппонента» не дает царю избавления от душевных и духовных мук. Однако произнесенные в финале слова «Господи, где же моя радость?» показывают, что Иоанн так и не смог понять, как добиться благодати, остался неспособен к покаянию и всепрощающей любви –единственному, что дало бы мир его душе.
И это, на мой взгляд, самый большой недостаток фильма. В одном интервью Лунгин сказал, что пока не нашел светлую фигуру, чтобы противопоставить Грозному, не мог работать, потому что все тонуло во всепоглощающей разрушительной энергии «проклинающего» христианства. Однако света все равно оказалось недостаточно. Фильм заканчивается всеобщим страданием и гибелью, опять-таки напоминая классические трагедии. Даже если вы очень верующий человек, остается после финальных кадров ощущение пустоты и потерянности.
 
 
 
Глория Мунди - транзитомfunny_death on November 13th, 2009 03:39 pm (UTC)
Ну, я хоть и не являюсь верующей, фильмом вполне прониклась...так что думаю, что его все одинаково могут понять (опять же, странно было бы снимать филь только для одной категории людей - для верующих, например).
Очень хорошая рецензия. Ты не публикуешь рецензии?
Волли: журналистикаsalome_lou on November 17th, 2009 12:45 pm (UTC)
Публикую. Хочу стать профессиональным критиком(тм) =)
id_drugid_drug on November 13th, 2009 04:41 pm (UTC)
Спасибо за твои рассуждения и точку зрения.
Я хоть не умею так слова раскладывать, но вот что хочу сказать - меня поразило то, как безропотно люд сносит это безумство царя, обычно насилие рождает противодействие, а тут же слепая вера в помазанность, в то что царь является проводником воли Божией. Очень яркая сцена когда царица разбрасывает монеты в толпу, но с чернью всё понятно, дикость и фанатизм, а преданность воевод, тут наверное что-то другое, мне, современному человеку, такое сложно понять.
Воллиsalome_lou on November 17th, 2009 12:54 pm (UTC)
Ну, знаешь, люди и сейчас идеализируют Грозного, о чем и Лунгин говорил, кстати. Если бы сейчас начали массово расправляться с современными рублевскими боярами, в народе это вызвало бы глухой восторг.

А что тебе не понравилось в сцене с разбрасыванием денег царицей? Серебряные монеты тогда были целым состоянием.
sir_paladin on November 13th, 2009 05:02 pm (UTC)
одно но: фильм-таки исторический, описана история, в формате истории, с передвижениями и разными сценами
естественно, не смотрел, и естестественно, порицаю
Протуберанецprotuberanezz on November 13th, 2009 08:03 pm (UTC)
Фильм посмотреть пока не удалось. Хочу увидеть его на большом экране, но вряд ли получится сделать это в ближайшее время. Судя по твоему отзыву, фильм стоящий.
Рецензия хорошая. Предложи ее в какие-нито приличные издания. Подумай только хорошо, в какие. Думаю, некоторые возьмут с удовольствием.
cvidetellcvidetell on November 17th, 2009 10:59 am (UTC)
Рада за тебя. Ты стала совсем серьезной девочкой. Очень грамотная рецензия. Пиши побольше! Никогда не забывай о том, что время с каждым днем течет все быстрее!